Soigris

(no subject)

Нынешняя поездка была, пожалуй, самой эклектичной из всех в плане впечатлений.
Первый вечер был полон волшебства.
После второго я держалась на плаву только ожиданием третьего.
Третий был абсолютным, бескомпромиссным счастьем.
А в четвертый я улетела домой :-)

Всё в жизни когда-нибудь случается в первый раз. В данном случае это был первый раз, когда мне стало плохо на рок-концерте. Комбинация токсичного для меня дыма, стробоскопа на каждой песне и определенных звуковых частот оказалась для моего организма неподъемной, и всё второе отделение я практически пролежала на стуле около охраны, за исключением флэшмобных песен – "Матери", "ВиВ" и даже "Сицилийского винограда". Концерт при этом был отличный, звук в целом – отменный, публика – хоть и не очень многочисленная – зато заводная и наполовину незнакомая, а это что-то да говорит! Рада была повидаться с парнями, рада была развиртуализироваться с Марией и лично познакомиться с Булатом, рада была наобниматься с друзьями по Ордену – и нештатный финал всего этого не отменяет. Концерт следующего дня меня практически исцелил, однако в самолете опять накрыло и потом еще три дня дома догоняло. Такой вот неудачный и очень досадный поворот на ровном месте. Пока что воздержусь от мероприятий подобного рода в Новосибирске, на которых и так-то бываю нечасто.

А началась Москва в этот раз для меня с привычной долгой прогулки "куда глаза глядят" – глядели они, как оказалось, в сторону Академии им. Гнесиных, чем немало меня удивили – и посещения выставки замечательного художника Александра Костина по его специальному приглашению. Тонкие и глубокие офорты по стихотворениям в прозе Тургенева и по роману "Мастер и Маргарита", долгий и очень интересный разговор с мастером, случайно купленные в магазине при доме Остроухова книжки про Баха и Бетховена – и невероятная музыка Баха и Бетховена, рождающаяся на древнем рояле в окружении мистических картин, звучащая для троих слушателей... "Любовь" Тургенева – и Jesus Christ Superstar, рассказы о создании картин – и Купидон, соединяющий людей, истории про джинсы и диски – и бразильские фавелы, Греция – и долгая прогулка с Анной. Спасибо дорогим людям, которые разделили со мной этот вечер. Неповторимый и незабываемый.

Концерта в третий день я ждала с той самой минуты, как впервые узнала о нем (кстати, о Греции). Готовилась к нему с трепетом, переслушивала все произведения из программы, чего до знакомства с Яковом в моей практике никогда не водилось – но и в июне, и в ноябре мне было важно не просто услышать, но и воспринять и унести в себе сколько смогу. И в этот раз всё услышанное стало моим, стало мной. Может быть, чуть в меньшей степени – Барток, и в гораздо большей, чем ожидала – фантастический Лист, как пьесы из цикла "Годы странствий", поразительно разные и невозможно прекрасные, так и Венгерская рапсодия № 14, прячущая за своей графичной строгостью неистовую страсть. Изумительные бисы – ария из "Охотничьей кантаты" Баха, "Ярость по поводу утерянного гроша" Бетховена, второй аргентинский танец Хинастеры – стали изящным и трогательным завершением этого волшебного вечера.

Спасибо Якову за удивительную музыку, непохожую ни на что, что я знала раньше. Спасибо Александру за сюрприз для всех сторон :-) Спасибо Ивану и Денису, с которыми мы встретились на концерте, и Константину, с которым познакомились по его итогам. Спасибо Оргии за как всегда великолепный концерт, за часы в гримерке и за тайную сессию (а Алёне – еще и за обсуждение репертуара). Спасибо Ордену за ваш (наш общий) огонь. Спасибо Кате за разговоры, мюзиклы и пение на два голоса – надо непременно повторить. Спасибо Алле и Оксане за братство выездных :-) Спасибо Алине за компанию на концерте и осенний лес. Спасибо всем, кого я почему-то не упомянула – не со зла, а по недостатку оперативной памяти.

А знаете, последний аккорд в композиции Хинастеры так странно похож на последний аккорд в песне "Вперёд и вверх"...
Soigris

(no subject)

Ровно полгода прошло с апрельского вечера, когда в мою жизнь вошло то, что с тех пор кажется мне самым прекрасным, глубоким и удивительным на свете. То, что стало не просто открытием месяца или года, но стержнем моего мира.

Позапрошлой ночью, когда грустная девушка-Купидон угодила своей стрелой точно в сердце, лишив сна и покоя, мне вдруг подумалось: «если бы я знала, что такое бывает, я бы искала это всю жизнь».
Но я узнала это только тогда, когда нашла :-) хотя на этом пути у меня было множество замечательных открытий, огромных и малых, сущностно важных и ставших неотъемлемой частью меня.

Знакомо ли вам такое чувство, когда ты, потрясенный, говоришь: «Господи, спасибо! Не знаю, за что мне это; спасибо от всего сердца!». Мне не единожды доводилось переживать это чувство. Но как раз сейчас я знаю, за что мне это и почему :-) и от этого только сильнее становится моя благодарность.
Оглядываясь назад, можно только поражаться тому, сколько разных и совершенно необходимых событий должны были произойти, сколько условий должно было быть выполнено. И насколько узким было окно возможностей – каких-то два месяца из всех этих лет. Но я очень счастливый в этом отношении человек; и в этот раз мне тоже повезло, и всё сложилось.

Как говорить об этой музыке? Я не знаю. Ее настоящая сила – не в виртуозности (хотя с ней всё в порядке), не в совершенстве формы (хотя оно на высоте), не в красоте каждого звука (хотя от нее порой разрывается сердце). Она в том, что находится ЗА. В том неохватном пространстве вероятностей, которое ощущается между каждыми двумя нотами. В бездонной глубине, от взгляда на которую кружится голова. В растерянном и почти сердитом «Да ладно!», которым всегда сопровождается первое прослушивание любого ранее слышанного в исполнении других музыкантов произведения – настолько это непохоже на всё ранее слышанное. В бесконечном разнообразии красок, оттенков, символов, смыслов, векторов, времен. В том, что для меня всегда было важнее всего – и что присуще этой музыке, как никакой другой, в максимальной степени.

Трудно поверить, что прошло всего полгода :-) так много в них вместилось музыки, как новой для меня, так и знакомой, но совершенно другой. Новых замечательных людей, поездок, встреч, разговоров, знаний, мыслей, дел. Новая свобода движений, чувств, оценок. Восхищение безупречной красотой музыки и безупречной красотой личности, понимание, насколько одно неотделимо от другого. Драгоценная возможность быть хотя бы немного полезной :-) спасибо за нее, это очень значимо для меня. Совершенно новое ощущение себя за инструментом – и тотальная нехватка времени на него. Наверное, единственное, чего мне не хватало эти месяцы – это гарантированного часа занятий в день. Постараюсь вернуться к нему со временем.

Когда в твою жизнь приходит что-то значительное и прекрасное, всегда кажется, что это – главное и навсегда. И оно действительно остается навсегда, только через какое-то время приходит что-то еще более главное, что невозможно было полноценно воспринять на предыдущем этапе, с тогдашними рецепторами. Но нынешнее «главное и навсегда» – совсем иного рода. И, может быть, таким и останется.

Яков Кацнельсон, голос моей души.

Soigris

(no subject)

Славный парень и уже вполне сложившийся артист. Еще больших успехов ему на этом пути.



И с младшими братьями:

Soigris

(no subject)

Нынешний спонтанный и стремительный вояж прошел под флагом прогулок. Напутствие мужа "Ты там погуляй побольше" обернулось едва ли не заклятием. Сначала мы гуляли до концерта, затем гуляли после концерта, а почти весь второй день я гуляла в одиночку независимо от концерта :-) Мне такой подход вполне по душе, но обычно не получается – а тут вдруг само сложилось.

Концерт Марианны Шалитаевой и Якова Кацнельсона, на который я внезапно для себя самой подорвалась буквально за пару недель до него, был великолепен. Мощное первое отделение, с Хиндемитом и Стравинским, и еще более сильное второе, с целой батареей разнообразнейшей перкуссии, от маленьких треугольников до ослепительных литавр и метрового барабана, которыми "жонглировали" два совсем молодых парня. Сложная музыка, требующая немалого мастерства и безупречной сыгранности – и всего этого здесь было с лихвой. Успех был оглушительным, и жаль, что это было представлено для такой небольшой аудитории... Это стоило бы услышать всем.

Совершенно неожиданно перед концертом развиртуализировались с Борисом Лифановским :-) А на самом концерте увидела Анатолия Львовича, с которым мы еще не пересекались иначе как репостами его записей – и исключительно которому (помимо самого Якова, конечно) я обязана вот этим вот всем 😌 Подошла к нему после первого отделения, и мы взахлёб проговорили весь антракт. Как же здорово, что музыка сводит с такими интересными людьми. Жаль, что самого Бориса в этот раз не довелось видеть на сцене – но, думаю, еще представится такой случай 😎 а я постараюсь его не упустить.

Два четырехчасовых перелёта за два дня, около 12 часов сна в сумме за трое суток, 31666 (зацените цифру!) шагов по шагомеру за второй день – предыдущий рекорд перекрыт почти на 30%. Спасибо тем, с кем удалось встретиться, и тем, с кем не удалось. Огромное спасибо Алине и Эллизару, которые, довольно неожиданно для меня, составили мне компанию на концерте – и были вознаграждены мощнейшими впечатлениями. И самое большое спасибо – Якову: за повод приехать, за фантастический концерт, за чудо сопричастности, за ответную радость; за встречу, за разговоры и за тепло. Когда такие вещи случаются, это настоящее счастье. И это было счастье.
Soigris

(no subject)

Подумалось вдруг, что главное отличие последних трех с половиной месяцев от всех предшествующих лет – это тотальная неразделённость опыта; совершенно неизвестное мне доселе явление. И речь не о том, что не с кем поговорить про нового любимого музыканта (хотя и в самом деле не с кем – по крайней мере, предметно – и это само по себе непривычно. Новая музыка всегда открывала дверь в новый клан – или, как минимум, всегда было известно, что этот клан есть). Людям, разбирающимся в вопросе, мне нечего предложить, кроме эмоций; а людей, с которыми можно было бы разделить хотя бы эмоции, нет вовсе. Хорошо, что иногда можно поговорить об этом с ним самим ^_^ и за эту возможность я очень признательна; однако злоупотреблять ею тоже не станешь. Но, как уже было сказано, речь сейчас не о том.

Музыка, сколь угодно любимая, всегда приходила ко мне извне. Становилась важной частью меня, порой самой важной, но всегда оставалась тем, что изначально было не мной. При этом быть только принимающей стороной мне всегда было недостаточно; всё это множество разных дел и действий, встреч в день рождения, переводов текстов и статей, написания собственных материалов, ведения сайтов, обмена записями, участия в танцевальных флэшмобах или организации фан-клуба – всё это были способы выступать не только потребителем, но хотя бы в какой-то степени дать другим возможность знать о музыке, которая несет миру свет; о музыке, которая пришла ко мне и осталась со мной.

ЭТА музыка словно бы рождается у меня внутри.
Звучит не в ушах, а в кончиках пальцев. Задает ритм моему сердцу. Отмеряет глубину дыхания.

С самых первых дней, с первых часов она не врастала в меня, но прорастала из меня. Выпрямила мне спину, раскрыла плечи, сделала движения плавными, а руки – легкими. Перевернула всё, что я, как мне казалось, знала о фортепианной интерпретации, о сути искусства, о радости, о любви. О мелодии, которая иногда рождается под моими руками.
Я не знаю, как говорить об этом. Но когда-нибудь я смогу это сыграть.

И как же важно, хотя бы иногда, стать частью нее. Разделять одно пространство не только метафизически, но и физически; сердцем, а не барабанными перепонками, воспринимать вибрации струн рояля. И потому я опять лечу на концерт, не особо вчитываясь в афишу; потому что важно не ЧТО, а КТО. Это я теперь знаю наверное.

Яков Кацнельсон и Марианна Шалитаева, 11 августа, органный зал Гнесинки. See you there.

Голоса планет в "Гармонии мира" Иоганна Кеплера

"Даже в ничтожнейших музыкальных элементах мы ощущаем проявление тех же сил,
которые приводят в движение самые отдаленные звездные туманности"

П. Хиндемит

Harmonices Mundi (рус. Гармония мира) — книга Иоганна Кеплера, изданная в 1619 году. В этом трактате Кеплер обсуждает гармонию и соответствие геометрических форм, физических явлений, в том числе музыки и устройства мироздания, увязывая математическое учение о гармонии с законами движения планет. В заключительном разделе работы содержится описание третьего закона Кеплера. Сам Кеплер считал Harmonices Mundi вершиной своего научного творчества.

Титульный лист первого издания (1619)

Collapse )