Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Soigris

(no subject)

Посты о важном я сочиняю медленно. Посты о самом важном – очень медленно. Над этой записью я думала уже некоторое время, в последние три-четыре дня она начала активно принимать форму, прошлой ночью обрела ее окончательно. Оставалось только записать ее – и отложить «в стол» до дня рождения героя этой истории. Все ж таки не принято у нас такие вещи говорить без календарного повода; к тому же через полгода уже наверняка можно было бы похвастаться каким-никаким результатом 😊 Однако у Великой Силы, как видно, были свои виды на этот пост; и, дождавшись, пока он будет полностью готов, она жахнула по мне из главного калибра: https://vk.com/wall-74404187_418471. С такими указаниями судьбы я спорить не рискую, так что придется-таки поставить его сегодня. В конце концов, 1 сентября – вполне подходящий день для того, чтобы рассказать, как я провел это лето 😊 и как я намереваюсь провести остаток этой жизни.

Collapse )
Fencing

(no subject)

Вот и набралась у меня первая тысяча тренировок по саберфайтингу :-)
Почти девять лет назад Мастер вручил мне сабер - и кто бы тогда мог подумать, во что это выльется.
Всё, что было после - фехтование на всяких других видах оружия, Западно-Сибирская Академия Джедай и Межрегиональная федерация саберфайтинга, танцы Майкла Джексона, тайцзи цюань, поинг, капоэйра и, наконец, Оргия Праведников - было следствием этого дня.
Я всегда буду помнить.
Soigris

Кобзон Хиггса

Это гениально же.

Оригинал взят у nikolaitsch в Кобзон Хиггса
И все-такие самым загадочным персонажем российской эстрады для меня остается Иосиф Кобзон.

Я уже довольно долго живу, даже эпоху исторического материализма захватил, поездил по стране и миру, общался со многими людьми. И ни разу в своей жизни, ни разу я не встречал человека, которому бы нравился Иосиф Кобзон. Причем, я не говорю, что у него совсем нет хороших песен. Есть! Штуки две, а, может, и все три, но они… как бы это сказать… сами по себе хорошие. Без привязки непосредственно к Иосифу Давыдовичу. «Пули у виска» хорошая песня, но она хорошая, потому что Штирлиц. «Погоня» хорошая, но потому что «Неуловимые мстители». А вот чтобы хорошая, потому что «Кобзон» такого нет.

Я ни разу не видел, например, чтобы покупали его пластинки. Я даже не припомню, чтобы их продавали. Т.е. фирма «Мелодия» их скорее всего выпускала, не могла не выпускать, Кобзон же, но люди их точно не покупали. По крайней мере я таких не знаю. Покупали Пугачеву, покупали Ротару. Покупали даже Лещенко. Да хрена их, Анну Вески и Эдиту Пьеху помните? Их тоже покупали! А вот пластинок Кобзона я ни в одной личной коллекции ни разу не видел. И чтобы он из выставленной в окно колонки пел, тоже не слышал.

Collapse )
Soigris

(no subject)

Третий пост-прощание в моем журнале.
Сид Барретт.
Карлхайнц Штокхаузен.
И теперь вот - Егор Летов.

Как-то странно логично сложился этот треугольник.
Они такие разные, непохожие абсолютно ничем, но - каждый по-своему - раздвинули границы так, что невозможно стало дальше жить по-старому.

И отношение мое к ним было совершенно разным.
Сида я любила глубоко и преданно много лет. Да, у него было, по существу, всего два полноценных альбома, но какие... Да и не альбомами одними исчисляется его влияние на всю британскую музыку. Что говорить, Сид - это Сид.

Штокхаузена уважала как одного из величайших умов человечества, наравне с, не знаю, Шредингером или Вагнером; слушать не слушала, так как негде было, в отличие от других "Ш", но уважение мое питалось не только музыковедческими статьями, но и такими людьми, как Заппа, Майлз Дэвис, Джордж Расселл. Сугубо иррациональное отношение, безличное, но очень цельное.

Егора Летова я не то чтобы не любила, но он существовал как бы в другой плоскости, чем я.
Лично знакома не была, в отличие от мужа (который всегда больше уважал старшего, Сергея), пару раз пересекались в одном месте в одно время, не более того.
Мой "бывший" вроде бы не раз играл с ним, на квартирах на выездах в Нск и просто так, но это было уже после того, как мы разошлись, и рекомендацией никак не служило.
Так и остался в памяти именно с тех лет - худой, черный, какой-то очень острый.
Эстетика его очень уж не совпадала с моей, а эстетика - это ж было практически все для меня.
Но честность, редкостная даже для тех "безбашенных" времен, пусть выраженная не самыми подходящими на мой вкус средствами, но безусловная - это тоже всегда помнилось.

И вчера вдруг, читая ленту...
Мужу:
- Пишут, Летов умер, Егор... Пока подтверждений нет. Что в новостях, не слышал?
- Не было ничего. Дать тебе его мобильный? Позвони да спроси, что да как.
- И как ты себе это представляешь? Если это все безосновательно, то ему уже наверняка с такими вопросами надоели за эти часы. А если "основательно", тем более, родным как тяжело будет... Подождем уж...
- Ладно, ждем. В новостях опять ничего нет.
- Никита написал в ЖЖ... Значит, точно :-(((
- Ну, раз Никита... Дай ссылку на пост, перешлю.

И такое странное ощущение пустоты.
Не потому, что музыка его повлияла на меня, или с ней были связаны какие-то воспоминания, или я ее часто слушала.
Не повлияла, не связаны, не слушала.
Только знала, что она есть. Что она рвет цепи, которыми мы сами себя покорно опутываем. Что все новые и новые молодые, уже ровесники моих детей, открывают для себя Летова и - рвут цепи.
Это не зналось, это ощущалось всем мирозданием, если угодно.

И вот теперь - чувствуешь сквозняк оттого, что это место больше не занято. И не будет занято никогда, а значит, сквозняк так и будет свистеть почти незаметно, но постоянно...

Думала ночью - как ни странно, все же на что-то похожее ощущение. Были другие люди, хотя бы один, чей уход отозвался тоже странной пустотой, не личным горем, но ощущением объективной общей утраты. Это редкое чувство для меня, потому что я очень личностно отношусь ко всем, кто мне чем-то дорог... Но я нашла.
Шукшин.
Никогда он не был для меня хоть сколько-то близок. Это не Высоцкий, который одним жестом, одним поворотом головы уже полностью погружает тебя в историю, и тебе кажется, что это всегда было с тобой. Не было у меня никогда ощущения, что этот человек одного со мной рода, одной крови. Но "величина" его была несомненна, и утрата его была невосполнима.
Так же и сейчас, и даже, может быть, чуть более личностно.

Простите, Игорь Федорович, что от меня Вам при жизни не перепало ни слова, ни эмоции.
Но без Вас мир стал чуть холоднее.